Каюм Насыри - татарский ученый и просветитель (1825-1902)

Меню сайта
Наш опрос
Какие труды Каюма Насыри Вы знаете
Всего ответов: 19
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Большие Ширданы  
Церковь в Больших Ширданах

Об этой деревне кое-что уже было сказано. До нее на этом месте стояла мусульманская деревня Бишбатман. В давние времена из Булгар .частенько приходили сюда на лето пасти скот. К началу лета пять-шесть человек выходили к озеру Ширдан, что находится у Свияги, а к зиме возвращались обратно в Булгары. После распада Булгарского государства эти люди окончательно поселились в привычном для яж месте. Но строить дома на берегу озера не решились, опасаясь наводнений, и пошли за советом в Бишбатманы к сородичам. В те времена в Бишбатман ах жил человек по имени Бикташ, вместе с ним и отправились пересе-ленцы на поиски подходящего места. Для начала решили остановиться и заночевать там, где сейчас находится Бурабия, но во сне послышались им звуки церковных колоколов. Знак этот мусульмане сочли недобрым и пошли дальше. Бурабии тогда еще не было. Это русское село появилось недавно. Раньше ширдакские поля соединялись, говорят, с полями Белаволги и образовывали низину, где сейчас находится Иски Юрт. В полях Верх-него или Большого Ширдана есть низина. 

Решили путники остановиться и заночевать в ней. Все шесть чело¬век нашли это место подходящим и поселились здесь. Один из шестерых пришел сюда с двумя сыновьями. Имя этого человека нам неизвестно. Одного из его сыновей звали Бираш (Байраш), второго — Атна-ходжа. До сих пор в деревне Ирки Юрт бьет родйичок, вырытый Атна- ходжой и названный его именем. Их отец прожил не-долго. Сразу после переселения он предпринял палом-ничество в Мекку и где-то в дороге погиб. Очень богато жшш люди на новом месте, имели. по нескольку тысяч лошадей и коров. Сейчас в поле Ачасыра есть родничок, называемый ключом Бираша. Считается, что его открыл Бираш. У отца Атна-ходжи и Бираша был родной брат по имени Асхади. Его-то мы и считаем своим пред¬ком, хотя им фактически является Бираш. И все же мы предпочитаем Абдуразяка. Нам нравятся его ум и слава, его образованность. Недолго оставались первые поселен¬цы в Иски Юрте, вскоре они переселились на место теперешнего Ширдана. Раскорчевав лес, они устроили себе здесь жилье. Кустарник, растущий в начале дерев* ни, до сих пор называют «Алан бацщ» — начало поляны. Это старое название. А на месте Иски Юрт до сих пар находят вещи бытового обихода: топоры, ножи и тому подобное. Во времена наших предков Бишбатманы и Ширдан разделял густой дремучий лес. Человек по имени Бикташ первым проложил сквозь него дорогу. Она и сейчас называется «дорогой Бикташа». Ширданский мулла, покойный Габденнасыр, рассказывал слышанное от Урси бабая (а тот, в свою очередь, говорил со слов своего деда), что Абдуразяк мулла имел четверых сыно¬вей. Одного из них звали Юсуфом, а имена остальных неизвестны. (Об этом речь пойдет ниже.) Абдуразяк бабай был одно время очень богатым человеком и жил в те времена, когда Чар-Иван брал Казань. (Это сочетание— «Чар-Иван» — прочно закрепилось в языке татарского народа и, по всей видимости, относится к царю Ивану Васильевичу Грозному. И сейчас, желая сказать о чем-то очень древнем, говорят: «Это повелось со времен Чар-Ивана», или же «Эта вещь осталась со времен Чар-Ивана». Употребляется это выражение даже женщинами, хотя, как известно, они не очень-то разбираются в истории.) Еще сказывает дед Фатхулла, будто дошло до него от дедов Урси и Раки, от деда Мамеда, что Абдуразяк мулла пользовался большой властью среди окрестного населения и слыл человеком мудрым и рассудительным. Случалась ли ссора или возникал какой- нибудь спор — все шли к мулле Абдуразяку за судом. Абдуразяк судил их и мирил, и каждый доволен был его решением. Двор у него со всеми постройками и садами был огромным, говорят, что одних ворот было двадцать. Сам Абдуразяк мулла слыл человеком строгой религиозной морали и был очень набожным. Умер, достигнув крайне преклонного возраста.

 Сын Джамиля Сабид передавал услышанное от Муха.ммедьяра, а тот — со слов отца, что Абдуразяк мулла водил дружбу с царями. Во времена Федора Ивановича, сына Ивана Грозного, он был назначен главою над всеми, кто жил в этой го¬ристой местности, собирал налоги и ясак деньгами, зерном, хлебом и отправлял его Федору Ивановичу. Все подати в казну шли от Абдуразяка, он же собирал пожертвования по вере и все прочие ответственные дела поручались ему. Со всех концов, сказывают, прокладывали к дому деда Абдуразяка дороги и мосты, по кото¬рым стекались подати для царя. Длинными очередями выстраивались подводы с хлебом и здесь же, в поле, становились на ночь. Устанавливая очередь, Абдуразяк баба ставил при въезде в деревню человека с номерными палочками, который раздавал их всем прибывшим. На месте выгрузки подношений палочки выбрасывали, и они долго еще лежали там огромными кучами. Отсюда в народе пошло выражение: «дорога, где выброшены палки». Сыновья Абдуразяка славились своей доблестью и мужеством. Когда пришла пора, он справил им военную одежду, посадил на коней и отправил служить толь¬ко что воссевшему на престол русскому царю. Иначе говоря, снарядил и вооружил их с ног до головы, попол¬нил ими царское войско. Когда в Казань должен был приехать некий генерал Богдан, Абдуразяку было приказано проложить в лесу дорогу. Сейчас она так и называется «дорогой Богдана». Что касается сыновей Абдуразяка, то они не вернулись, погибли на войне «Митри» (с Лжедмитрием). Со слов деда Урси передают, что во время своих бесед с царем о вере Абдуразяк мулла открыто высказывал Федору Ивановичу свое мнение. Он говорил: «Если сумеешь все деревья в лесу сделать одной породы, тогда сделаешь и дом русский одной веры». Гора, что напротив, вся была заполнена строениями Абдуразяка, в которых он хранил хлеба, идущие в казну. Для охраны их русским царем специально были выделены казаки. Ближайшие потомки этих караульных казаков умерли совсем недавно и хорошо знали родословную. Одним из них был Чапи казак, который с гордостью заявлял, что «мы, де, произошли от служивых людей, данных мулле Абдуразяку царем». Есть еще воспоминания деда Фатхуллы, в которых он передает слышанное от своего деда Урси бабая. Собрались однажды в доме у Абдуразяка люди и завязался меж ними такой разговор: «Во всей округе нет человека^ богаче .нашего муллы Абдуразяка»,— сказал один., Но другой возразил: «Думаю, что Ишмурза все-таки богаче». Услышав это, хозяин дома приказал своим людям: «Передайте всем джигитам и слугам — пусть садятся на коней, надевают доспехи и собираются в моем дворе!» Прошло совсем немного времени—все собрались. Весь огромный двор наполнился топотом копыт, серебряным блеском подков, и стремян. Сколько доблестных холопов было у Абдуразяка! В те времена их называли «чура кол». 

На краю деревни, там, где начинаются ширданские поля, мулла Абдуразяк построил для них отдельные дома- Это место и сейчас называется Шура-гол. Во дворе у деда Абдуразяка был огромный колодец, место которого указывают и поныне. В то время, по-видимому, сильны бьщи вражда и распри между русскими князьями, в результате которых и у Абдуразяка накопилось много завистников и врагов: под, конец жизни он потерял богатство и умер в крайней нищете. Поэтому памятников о нем не сохранилось. После него остался сын Юсуф. У Юсуфа был сын Галкэй, у Галкэя сын по имени Абдельазиз или, как его еще звали, Аблази. Сын этого А6дельази Альмухаммед был известен в народе как Муки — слыл человеком энергичным, деловым и сметливым, был остер на язык и пользовался признанием у русского населения. Случись где-нибудь пропажа или воровство ~ до всего дойдет своим чутьем. Пропадет у кого-нибудь лошадь или еще что-нибудь — он укажет, кто украл, и поможет отыскать пропажу. «Как бы дед Муки не про-нюхали—жили с постоянной оглядкой все окрестные воры. Короче, был он чем-то наподобие нынешнего Маджара Фаз л и, Некоторые, сбитые с толку его необыкновенным чутьем, поговаривали, уж не вор ли сам дед Муки? Медресе Муки не кончал, но обладал обширными знаниями и потому дал сыну хорошее образование. Сын его стал муллой, очень грамотным и начитанным чело¬веком. Наш дед Хусейн и есть сын того прославленного Муки или Альмухаммеда. Прошил дед Хусейн недолгую жизнь, но, занимаясь исследованиями в области синтаксиса и грамматики, оставил ряд научных трудов, такие как «Шархе мелла», «Мисбах», «Сарыф хаван», «Гавамил». Эти книги можно встретить в употреблении и сейчас. Живя в Берези, дед Хусейн брал урши у Сагит хазрета, который в 1190 (по-нашему в 1773-х) годах написал книгу «Кашфеласрар». В те времена не было книгопечатания. Коран и другие книги распространялись в виде рукописей. Хусейн баба был мастером каляма К Говорят, что за свою жизнь он около ста раз переписал Коран. Некоторые из этих книг и сейчас можно встретить на руках у людей. Долгое время мулла Хусейн был имамом в Ширданах. Умер он в 1805 году, и надо заметить; ' что отблески его ума и сейчас то й дело вспыхивают в детях его детей. Сын деда Хусейна — отец наш мулла Габденнасыр. Он был отцом для многих, ибо к нему, как к родителю, обращался всякий попавший в несчастье человек и всегда находил поддержку и участие. Сострадание к чужой беде, отзывчивость к людям и множество добрых деятелей, свершенных муллой Габденнасыром, снискали ему уважение и признательность народа, прозвавшего его «милосердным». Мулла Габденнасыр был широкообразованным человеком, одаренным, деятельным, обладал тонким и глубоким умом, хорошо знал русский язык. Не будет преувеличением сказать, что он был од¬ним из самых просвещенных людей своего времени. В 1812 году, после женитьбы на дочери Сэлима бабая, Габденнасыр готовился стать имамом в Ширданах, но вскоре мирские общественные дела отвлекли его, и он отказался от духовной карьеры. Указ о его назначении так и остался лежать в канцелярии муфтия. Но не¬смотря на это, Габденнасыр был известен как Насыр мулла. Образование его было очень разносторонним. Вначале он брал уроки в Маскаре, затем учился у Сагит хазрета в Берези. А когда учитель его переехал в Казань, отправился вместе с ним. Габденнасыр мулла мастерски владел искусством каллиграфии. В настоящее время имеется около двадцати пяти книг, переписанных его рукой. Особенно плодотворной была его деятельность в сфере арабо-персидского письма и достигла наибольшего расцвета в последние годы жизни. К этому периоду относятся несколько его собственных трактатов на арабском языке. В одном из них он .опровергает распространенное тогда мнение о том, что исчерпала себя эпоха познавательной деятельности человека. Очень не любил мулла Габденнасыр людей, которые отвергали всякое стремление к новому. Постоянно прививал он своим детям навыки пытливого, творческого труда. (Заметим, что дети и сейчас верны заветам отца.) Есть еще один трактат, где он выступает против необоснованного отказа в наших краях от намаза «ясту» (пятой молитвы после захода солнца) в летнее время и доказывает его необходимость в связи с долгими, закатами солнца, предшествующими полному наступлению темноты. В области мусульманской морали и веры Насыр мулла был исключительно праведным человеком. Как выясняется из его воспоминаний, за последние двадцать пять лет жизни он тысячу триста раз прочитал Коран от начала до конца, ни единым поступком не затенил кристальной чистоты своей души, веровал глубоко и самозабвенно, имел к тому же многие другие достоинства, все перечислить здесь невозможно, 18 марта 1872 года сбылось его предсказание: на семьдесят пятом году жизни светлый дух его покинул бренное тело. Сейчас в Ширданах, кроме булгарского, есть еще два рода, ведущие свое начало от чувашей и марийцев. Говорят, что мать человека по имени Байри, пришедшая из Тарлемаса,— чувашка, а дети Ишема — черемисы. Сагит хазрет предсказывал, говорит Раки бабай, что в Ширданах никогда не бывать высоким хлебам и травам. Действительно, никто не помнит случая, чтобы трава поднялась высоко или хорошо уродились хлеба...

Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2018
    Сделать бесплатный сайт с uCoz